SnowFalling

Татьяна ПЕРЦЕВА

ФИНСКАЯ ТЕТРАДЬ

PADLA INTERNACIONALIS

Padla internacionalis (интернациональная падла) – подвид живых существ, который нельзя однозначно определить и отнести к виду живых существ в существующей и разработанной классификации, предназначенной для всех живых существ. Так как данный подвид нельзя однозначно определить, то невозможно однозначно сказать существует он или нет.

Из словаря World Wide Web

Наш мир очень личен и очень тесен, потому что обычно тебе комфортно лишь в компании тех людей, которые разделяют твои взгляды и воспринимают реальность на такой же частоте. Остальное общение неудобно, оно постоянно к чему-то обязывает, заставляет выходить из собственной зоны комфорта и мимикрировать под то, что принято там, за пределами ситцевого равновесия.

Если ты не любишь синтетику, то это неправильно. Представь, сколько заводов и фабрик встанет, если все откажутся от (далее список на километр), представь, сколько людей останутся без работы, если все откажутся от (далее список на километр), ты обязан любить синтетику. Всё равно не любишь? Ну, тогда сделай вид, что любишь. У тебя аллергия на синтетику? Улыбайся. Сегодня наденешь это, завтра получишь скидку на то. Зачем тебе скидка на то? Радуйся. Скидка на то даёт право на скидку ещё на то и на это. Тебе ничего не нужно? А какой, говоришь, у тебя идентификационный номер? Ах, конфиденциальная информация, право частного пространства. Вы нарушаете общественное спокойствие, покиньте помещение, иначе нам придётся принять меры безопасности, иначе нам придётся...

С этого начинается любое интеллектуальное изнасилование, потому что ты привыкаешь к состоянию, которое называется «обязан».

Пока ты обязан, ты – пленник, твой мозг насилуют и выносят только для того, чтобы ты привык быть винтиком Великой Системы. Она знает, как правильно устраивать и устраиваться, она поможет тебе умереть в неведении и забыть о той свободе, которую знает каждый из нас и право на которую получает с момента рождения. Эта свобода интуитивно распознаёт то, что не подходит именно тебе в механизме Великой Системы. Если не подходит почти всё, значит, ты слишком плохо прошёл КМВ (курс молодого винта), и что с тобой делать Системе, пока не очень понятно. Но не расстраивайся, она найдет с чем и под каким тебя переварить.

«А пока думай, винтик, думай», – и Система растягивает гигантский рот в широкой улыбке. Изо рта торчат кипы бумаг, документов, а в железных зубах застряло множество надкушенных яблок познания фирмы Макинтош. «Хочешь одно?» – вежливо предлагает Великая. «Ешь сама», – думает неудавшийся винтик и спешит откланяться. «Но к смерти, – сообщает спешащему прочь от неё Система, – лучше подготовиться заранее, выправить бумаги, написать завещание…».

Не надо доставлять лишнего беспокойства Великой и её адептам, не надо думать, адепты помогут тебе, для всех твоих сомнений существуют профилактические меры, направленные на улучшение твоего внутреннего состояния. Тебе помогут предотвратить болезнь, которое называется свободное размышление. «Но если я уже болен и являюсь частью Системы, и если болен не я один, а всё моё окружение, то может, Система тоже заражена и настала пора мне думать о ней, а не ей думать о профилактике среднестатистической единицы меня, не имеющей даже лица. Только порядковый номер».

С такими мыслями я покидала в субботу одно общественное мероприятие. Мне очень хотелось домой, чтобы успеть приготовить ужин и успеть на сеанс фильма в кинотеатре «Энгель». К ужину не хватало молока, сыра и хлеба, поэтому я зашла в магазин. Купив всё, что нужно, я начала укладывать купленное в тряпичную авоську вблизи магазинных касс. Услышав какой-то шум, я обернулась и увидела, что на открытом пространстве стоят двое мужчин, которым что-то объясняет охранник.

Прислушалась. Охранник объяснял на английском языке двум гражданам следующее: «Покупателю, который находится в состоянии алкогольного опьянения, нельзя покупать алкогольные напитки в магазине. Ему надо прийти в нормальное состояние, то есть поспать, а потом вернуться в магазин, чтобы сделать покупки. Так гласит закон нашей страны», – добавил весомо в конце своей речи охранник.

«Опять Кафка, – подумала я. – Всё чаще и чаще попадаю именно в его контекст». Один гражданин ответил на английском, что он не понимает законов и хочет купить пиво второму гражданину, который не говорил по-английски, но зато каждые две секунды повторял на русском: «Ну чё этот урод хочет? Чё мы сделали? А? Чё?» Второй говорил с охранником, который, отрицательно качая головой, пояснял, что по законам его страны нельзя покупать алкоголь человеку, находящемуся в состоянии алкогольного опьянения вторым лицом с целью передачи алкоголя лицу, находящемуся в данный момент в состоянии алкогольного опьянения. Владеющий английским языком товарищ не мог одновременно разговаривать и отвечать на вопросы.

Тогда оживлённый и пока что не опохмелившийся гражданин увидел меня. Я стояла и думала, нужна ли моя помощь в данной ситуации, например, охраннику или двум гражданам в качестве переводчика или не нужна. Не опохмелившийся гражданин начал резво двигаться в мою сторону, размахивать руками и вопрошать: «Ну чё вылупилась, падла финская, чё вы вообще за падлы такие финские, чё за страна такая, а?».

Я подумала, что не зря в своей жизни всё чаще и чаще вспоминаю высказывание о благих намерениях, которыми выстлана дорога в ад. Изобразив траекторией своего движения какую-то сплющенную параболу, мне удалось обогнуть гражданина и выйти из магазина.

Уже в трамвае в голову пришла мысль, что следует подумать о Великой Системе с точки зрения самой Системы, а потом я вспомнила о гимне Советского Союза (потому что слова нового российского гимна я наизусть не помню), который был исполнен мною в лифте для простой финской гражданки, которая была уверена, что я – русская падла, то есть «vitun ryssä», порчу ей жизнь тем, что живу с ней в одном доме, на одной улице, в одном городе этой страны. С её точки зрения, я не имела права ездить с ней в одном лифте. С моей точки зрения, я могла не только ездить с ней в одном лифте, но и петь гимны. Жаль, что я не успела исполнить ей отрывок из «Maamme» (гимн Финляндии) или «Gaudeamus igitur», потеряла слушателя. О, поездки в лифтах, ну почему же вы так скоротечны?

«Интересная философская петля получается, надо об этом подумать», – сказала я себе перед сном. И успокоилась. Но надолго ли? Вот в чём весь парадокс.

___________________________________________

Татьяна Перцева родилась в Петрозаводске, окончила Державинский лицей, публиковалась в журналах «Дружба народов», «Дети Ра» (Москва), «Иные берега» (Хельсинки), «Гайд-Парк» (Лондон), «Воздушный змей» (Таллин) и других изданиях. Живет в Хельсинки.

 

Сайт редактора



 

Наши друзья















 

 

Designed by Business wordpress themes and Joomla templates.