SnowFalling

Сергей СМИРНОВ

БАЛТИЙСКИЕ СТРОФЫ

ВОРОН

1

Что ни ночь – бесшумным вором,

как, откуда – не пойму,

прилетает черный ворон

к изголовью моему.

Он садится в изголовье

ближе, ближе всякий раз,

и горит почти любовью

влажный ониксовый глаз.

Он сидит себе на страже,

примеряется к лицу.

Клюв его мохнат и страшен,

а на лапах – по кольцу.

Кольца старые, литые,

из цыганских, воровских,

завитые, золотые,

в тайных знаках колдовских.

Из старинного преданья,

из загробного рыданья,

из былины вековой,

из приметы роковой,

из забытого поверья

прилетает он и перья

кротко чистит надо мной,

не печалуясь нимало,

что отложены пиры –

ждет условного сигнала

иль условленной поры...

2

Я по мертвой реке, по просевшему льду,

задыхаясь от ветра, устало бреду.

В серой мгле надо мной черный ворон летит.

Он кричит и кружит, он за мною следит.

Ноет сердце-вещун, обмирает в груди.

Вижу церковь вдали, да, видать, не дойти...

Хрустнул лед под ногой. Так и есть – полынья.

Дождалась-таки встречи, погибель моя!

Я хватаюсь за край ноздреватого льда

он крошится под пальцами, словно слюда,

и течение, сердце мое леденя,

равнодушно под кромку толкает меня.

Я кричу по-звериному. Слаб человек!

Словно черный лоскут, ворон падает в снег.

Там, внизу, на стремнине, еще полынья.

Там проклятая птица и встретит меня.

Там глаза мои станут добычей его –

этот лакомка больше не ест ничего.

...Он докончит свой труд и взлетит не спеша.

Следом взмоет моя разбитная душа,

и две черные птицы – крыло ко крылу –

перекликнувшись, канут в туманную мглу.

* * *

Смертно-бледные, вялые, хрупкие,

покупаю цветочные трупики.

Без зазрения совести лупит

продавец по пятерке за трупик.

Я и вдвое бы дал за покойничков,

да еще поклонился б покорнейше –

ведь никто откровенней и гаже

ей всю правду о нас не расскажет.

Протяну их – и выйду из комнаты.

И глаза ее, синие омуты,

злой прищур замутит и состарит –

притворяться-то незачем станет...

Так что, дай мне, любезный, наверное,

три головушки усекновенные!

Нет – четыре! Числом и обличьем

соблюдем похоронный обычай...

* * *

Ты хочешь знать итог – он будет прост:

тебя палач поднимет на помост.

Ребро крюком он отворит, как дверцу,

и черным пальцем остановит сердце.

Придет черед и к моему плечу

призывно прикоснуться палачу.

Он разорвет мне ворот на рубахе,

чтоб шея лучше прилегала к плахе.

Потом настанет время палача,

и он повиснет, ножками суча,

и жертвам и хозяевам немилый,

в петле, что сам подвесил и намылил.

Мы душу его встретим возле Врат

и тихо скажем: «С возвращеньем, брат»

__________________________________________

Сергей Смирновпоэт, лауреат ряда фестивалей русской поэзии и русской авторской песни Литвы. Публиковался в журналах «Вильнюс», «Литера», «Настоящее время» и других изданиях. Родился и живет в Вильнюсе.

 

Сайт редактора



 

Наши друзья















 

 

Designed by Business wordpress themes and Joomla templates.