SnowFalling

Василий КОВАЛЕВ

 

* * *

Потому что, голову обхватив,

ночь проводишь снова без сна.

Потому что все глуше любви мотив,

и свербит вина

 

по ночам, как зубная боль, как тупой,

нарастающий звук внутри –

не исчезнет, как ни молись, ни ной,

хоть вообще умри.

Потому что любовь моя, став горой,

не съезжает в море, скользя.

Потому что молча стоит герой,

опустив глаза.

И сквозь прежний мир и холодный мрак

проступает, как нежность, боль…

Потому что жизнь рассудила так –

и поди поспорь.

* * *

Почему так холодно и светло?

Что так сладко ноет внутри?

В сине-желтом небе дрожит стекло,

зажигаются фонари,

и плывет Люцерн, растеряв тепло

уходящего дня – смотри.

Заплывает тяжестью синева

над горою, стирает след

бирюзы… Я знаю: мои слова –

не вопрос, увы, не ответ.

Под скалой – фигура ночного льва,

в узких улочках пляшет свет.

И скользит ревниво-тревожный взгляд,

азиатский и воровской,

над домами, выстроенными в ряд,

над зеленой ночной рекой…

Боже мой, как вышло, что я не рад

и гляжу на чудо с тоской?!

* * *

Как звезда, что борется с пеленой

городского света, ночных огней,

остывающих над пустой рекой,

расплывающихся над ней.

Как тот самый, знаешь, тот слабый сбой

в сердце… тук! – через раз… тук-тук! –

и рождается, становясь тобой,

речь, мелодия, слово, звук.

Как волна, что льнет к голубой волне,

чище воздуха и синей…

Тяжело носить эту легкость мне,

и не смог бы расстаться с ней. –

Что-то есть внутри, что важней того,

что придумать может лукавый ум:

подожди, носи, сохрани его:

тяжесть нежная, легкий шум.

* * *

Уезжая от нас, он оставил заморский чай –

коробочку дивную, какую-то страшно редкую, подарил

и сквозь город вечерний отправился прямо в рай,

словно наверх взлетел, не касаясь рукой перил,

и я даже не знаю, что можно сказать о нем,

он исчез, уплыл, растворился, он стал звездой,

отвечающей тихо синевато-немым огнем,

если смотришь подолгу на звездный холодный строй.

А когда перед сном выходишь в ночной интернет,

отпиваешь из кружки, видишь его на фото рядом с собой,

то вдруг удивишься, что от него снова писем нет,

то вдруг спохватишься: Господи Боже мой!..

 

_________________________________________________________________

Василий Ковалев – поэт и критик, автор поэтических сборников «Форма жизни» и «Другими словами».

 

 

Сайт редактора



 

Наши друзья















 

 

Designed by Business wordpress themes and Joomla templates.