SnowFalling

Виталий ФЕДОРОВ

ПЕТЕРБУРГСКИЕ МОСТЫ

* * *

1

Я молчу не о том. Или я не о том говорю…

Загибаю страницы, мол, некогда перечитаю

как-нибудь на досуге, потом, к ноябрю, январю

доберусь, наконец, разберусь и причину узнаю.

Обойдется - всему есть какой ни какой, но предел.

Образуется как-нибудь или совсем обойдется

без смертельных обид. А зима между тем, между дел

подойдет, и тогда все закончится. Или начнется.

2

Я могу разложить наш привычный мотив на тона,

на мельчайшие ноты, лишенные смысла и цели,

и когда пустоту между нами зальет тишина,

мы подслушаем то, что до этого слышать не смели:

как пульсирует время, его спусковой механизм

завершает отсчет; и не важно, какую дилемму

или что там еще мы найдем, чтобы вывести из

равновесия нашу, видавшую виды, систему.

3

Если верить в судьбу – или как по-другому назвать

эту странную смесь совмещений и несовпадений? –

остается признать, что законные наши права

друг на друга – смешны, и пора отказаться от прений.

Если в этих часах все так здорово заведено,

все задумано так и затем взведено до упора –

мы обязаны верить любым предсказаниям, но

почему ты не можешь смотреть на меня без укора?

* * *

Стоит, наверное, выучить русский

Только за то, чтоб на нём говорили…

Если горшки обжигают не боги,

кашу любым топором не испортишь.

Делай, что должен, а барин рассудит,

божьей росой окропит наши брёвна

и, по-отечески шею намылив,

руки умоет… Однако, вернёмся

к нашим баранам и новым воротам.

Каждый охотник, вскормленный в неволе

хлебом единым и пареной репой,

знает: лишь тот, кто смеётся последним –

общим аршином двух зайцев загонит;

семь раз отмерит, а после зарежет,

жар загребая устами младенца,

шапками всех закидает (как Троцкий),

перекуёт на мечи (за полцарства).

Или коня поменяет на шило.

Вот и выходит: пусть больше да хуже,

к матери той же всё те же дороги

между трёх сосен ведут; заблудиться –

можно, но это – медвежья заслуга…

Шизым орлом или названым груздем

в кузов упасть, воспарить или все же,

банным листом заслонясь от Европы,

непротивлением злу заниматься?

* * *

В третьем лице говорить о себе забавно:

Сразу ломаются схемы, меняются коды,

Не совпадают ответы (вопросы – подавно!),

Наглухо перекрываются все переходы,

Тайные лазы, к которым привык с детства.

Где же ему артефактов нарыть, дабы

Их обменять на одно популярное средство

От меланхолии – веру в бессмертие?.. Слабый

И несуразный такой, он по-прежнему может

Думать, что должен искать, совмещать даты,

Верить в разумность смерти!.. Да сам я тоже –

Тот еще циник, блин, тот еще соглядатай.

_______________________________________________

Виталий Федоров – поэт, автор поэтических сборников «Мерцающие звуки», «Строчки» и «В третьем лице», член Союза российских писателей. Живет в Ростове-на-Дону.

 

Сайт редактора



 

Наши друзья















 

 

Designed by Business wordpress themes and Joomla templates.